Посол РФ в Македонии: вступление республики в НАТО ничего хорошего не сулит

Посол России в Скопье Сергей Баздникин рассказал в специальном интервью ТАСС о возможных последствиях вступления Македонии в НАТО и ЕС, нагнетании русофобии со стороны Запада, а также ответил на вопрос соцсетей, где он находился во время голосования в парламенте республики по конституции

— НАТО 6 февраля подписала протокол о вступлении Македонии в альянс. Какова реакция России на перспективу присоединения к НАТО еще одной балканской страны?

— Позиция России в отношении расширения НАТО, в том числе на Балканах, хорошо известна.

Несмотря на все заявления о том, что этот процесс не направлен против нашей страны, реальные дела говорят об обратном: к нашим границам все ближе подступает военная инфраструктура альянса, официально рассматривающего Россию в качестве своего основного противника. Вкупе с воинствующей и все более агрессивной риторикой натовских «ястребов» — а именно они сегодня «делают погоду» в альянсе — ничего хорошего это, конечно же, не сулит.

Македонское руководство не раз, в том числе публично, заверяло нас в том, что стремление Скопье в НАТО, дескать, не имеет антироссийского подтекста. И у нас нет оснований сомневаться в искренности наших македонских партнеров. Проблема в том, что, вступив в альянс, они будут вынуждены принимать решения, сообразуясь не со своими национальными интересами, а с принципами «атлантической солидарности», по сути, не оставляющими им свободы действий.

— По вашей оценке, в какой перспективе теперь можно ожидать вступления Македонии в Евросоюз?

— Этот вопрос, конечно, было бы уместнее задать властям самой Республики Македонии или соответствующим структурам Евросоюза. Но мне кажется, что ответа на него не знают и они. В Скопье надеются, что решение о начале вступительных переговоров может быть принято в июне нынешнего года. Даже если это так, то длительность переговоров будет зависеть от целого ряда факторов, причем усилия македонской стороны — лишь один из них.

Создается впечатление, что перспектива вступления в ЕС многие годы использовалась — и думаю, еще долго будет использоваться — в качестве своего рода “морковки”, позволяющей Западу вести Македонию, да и другие страны региона в нужном им направлении, а по сути, навязывать им свою политику, которая, кстати, далеко не всегда отвечает их собственным национальным интересам.

— Как в Македонии, так и в Греции есть политические силы, которые не поддерживают Преспанское соглашение. Могут ли сохраняющиеся разногласия по этому вопросу дестабилизировать ситуацию в Македонии и регионе в целом?

— Не столько политические силы, сколько народ. Ведь посмотрите — почти две трети населения бойкотировали 30 сентября 2018 года референдум об отношении к Преспанскому соглашению, так сказать «ногами» проголосовав против навязанного извне договора. Это свидетельствует о том, что раскол в македонском обществе усилился. Разумеется, это не может не иметь долгосрочных негативных последствий в столь взрывоопасном регионе как Балканы.

Мы, разумеется, никоим образом не заинтересованы в дестабилизации ситуации — будь то в Республике Македонии или в балканском регионе — как бы нас не пытались в этом обвинять. Однако необходимо отдавать себе отчет в том, что Преспанское соглашение заключено с серьезным нарушением норм внутреннего и международного права, другими словами, выходит за пределы правового поля. Оно вряд ли сможет быть инструментом достижения справедливого, устойчивого и долгосрочного решения проблемы государственного наименования Македонии. Наоборот, как не раз подчеркивал президент Македонии Гёрге Иванов, вместо решения одной старой проблемы Преспанское соглашение может создать много новых.

— Запад не перестает обвинять Россию во вмешательстве во внутренние дела балканских стран. Влияют ли такие заявления на отношения Скопье и Москвы? Насколько подвержены македонские политики западному влиянию?

— Отдельные страны Запада во главе с США действительно нагнетают русофобию по всему миру, стараются втянуть в свою пропагандистскую орбиту как можно больше стран, в том числе, упирая на все ту же пресловутую «атлантическую солидарность», о которой я уже говорил выше. Такие попытки мы видели и здесь. Одним из практических проявлений этой оголтелой кампании стала высылка из Скопье российского дипломата в марте прошлого года — и снова из солидарности по так называемому делу Скрипалей.

При этом никаких «доказательств» российского вмешательства во внутренние дела Республики Македонии нет и быть не может — нельзя найти кошку в темной комнате, если ее там нет. В последнее время это признают и в Скопье.

Рассчитываем, что македонские политики смогут противостоять давлению и на практике докажут, что их заверения насчет заинтересованности в поддержании дружественного характера отношений с Россией не просто слова.

— Российская позиция заключается в том, что тема переименования Македонии может быть рассмотрена Совбезом ООН. Намерена ли Москва поднять этот вопрос в СБ?

— Мы исходим из того, что резолюция Совета Безопасности ООН 845 (1993) содержит прямое поручение Генеральному секретарю ООН доложить Совету о ходе урегулирования вопроса государственного наименования Македонии. Это поручение, безусловно, должно быть исполнено — решения СБ ООН, как известно, обязательны для всех. Когда это произойдет зависит от множества факторов, в том числе технического и организационного характера.

— Посол Македонии в РФ ранее сообщал, что российская дипмиссия в Скопье планирует пополнить и даже расширить свой состав после высылки дипломата из-за «дела Скрипалей». Вы можете подтвердить эту информацию?

— Расширение штата сотрудников посольства России в Скопье в наши планы не входило и не входит. Наш коллектив вполне справляется с возложенными на нас задачами по осуществлению внешнеполитического курса в существующем, кстати, весьма небольшом составе.

Что касается персональной замены высланного дипломата, то это нормальная практика. Такая замена уже произведена.

— Планируются ли в ближайшее время двусторонние визиты официальных лиц России и Македонии?

— Визиты, особенно на высоком уровне, требуют тщательной подготовки, проработки практических тем для переговоров, проектов документов, которые могут быть подписаны в ходе визита.

Надеемся, что по мере возвращения внутриполитической ситуации в Республике Македония в нормальное русло мы сможем начать предметное обсуждение с нашими партнерами повестки дня российско-македонского взаимодействия. По итогам этой работы и будет определяться возможный график двусторонних контактов.

— Есть ли планы у Москвы и Скопье по расширению экономического сотрудничества? Могут ли планы по евроинтеграции страны сказаться на совместных с Россией проектах?

— С македонскими партнерами мы едины в констатации того, что наращивание экономического сотрудничества в полной мере отвечает интересам народов наших стран. Стараемся выстраивать двусторонние отношения так, чтобы торговля, инвестиционное взаимодействие, деловые связи оставались свободными от политической конъюнктуры.

Потенциал российско-македонского экономического сотрудничества велик, и он далеко не исчерпан. Мы видим множество областей, в которых наши хозяйствующие субъекты могут эффективно взаимодействовать на основе обоюдной выгоды и принципов партнерства — это и энергетика, и транспортная инфраструктура, сельское хозяйство, туризм и многие другие.

Стремление Республики Македонии интегрироваться в Евросоюз аллергии у нас не вызывает. Надеемся, что этот процесс, как нас заверяют македонские партнеры, не окажет негативного воздействия на качество и интенсивность сотрудничества с Россией.

— Сообщалось, что во время голосования в парламенте Македонии по вопросу об изменениях в конституции, необходимых для смены названия страны, в здании находился американский посол в Скопье. Ряд российских СМИ в соцсетях задавались вопросом, где в этот момент находился посол России? Могли бы вы в День дипломатического работника приоткрыть завесу тайны и рассказать, где находился в тот момент глава российского диппредставительства?

— Никакой тайны здесь нет. Я находился в своем рабочем кабинете и вместе со своими сотрудниками внимательно следил за разворачивающимися событиями по македонскому телевидению, которое периодически давало прямые включения, и тем же социальным сетям. А то, что происходило тогда в парламенте Республики Македонии, действительно, беспрецедентно. Методы, с помощью которых «сколачивалось» требуемое квалифицированное большинство (прямой шантаж, угрозы и подкуп депутатов) еще раз показывают, насколько пренебрежительно и цинично относится на практике Вашингтон к тем «демократическим ценностям», о которых не стесняется трубить по всему миру.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKShare on Google+Pin on Pinterest

Комментарии закрыты