Леонид Слуцкий: “Берлинская конференция достигла результатов, для которых она созывалась”

Во многих комментариях западных экспертов по итогам Берлинской конференции по Ливии звучит неприкрытый скептицизм и пессимизм. Мол, принятые вместо коммюнике “Итоговые заключения” нереализуемы, а противоборствующие стороны ливийского конфликта – премьер-министр правительства национального согласия (ПНС) Фаиз Саррадж и командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифа Хафтар, хоть и присутствовали в Берлине, в прямой диалог друг с другом не вступили. А, значит, по их логике, с кем тогда договаривались участники конференции и как это поможет прекратить гражданскую войну?

На Западе главным результатом встречи считают согласие прекратить все иностранное вмешательство в войну в Ливии и не поддерживать оружием ни одну из противоборствующих сторон. Но нельзя игнорировать и то, что ливийские стороны, по словам главы МИД России Сергея Лаврова, “сделали маленький шаг вперед по сравнению с встречей, которая состоялась 13 января в Москве”. Они договорились делегировать по пять представителей в военный комитет, в рамках которого будут рассматриваться все вопросы, связанные с обеспечением перемирия, достигнутого по инициативе России и Турции и вступившего в силу в ночь на 12 января.

Примечательно, что сама возможность нынешних переговоров проявилась лишь при содействии России, которая, как все-таки вынуждены признать многие западные комментаторы, превратилась в “ведущего игрока” на Ближнем Востоке. Перед Берлином представители ПНС и ЛНА вели переговоры в Москве, где было подтверждено намерение сохранять режим прекращения огня. Россия при этом не занимается “перетягиванием одеяла на себя”, оставляя должное место в переговорном процессе каждой из заинтересованных в ливийском урегулировании стран региона. Среди них – Турция, ОАЭ, Египет, Алжир и Катар.

В целом, конференция была однозначно полезной. Положение действительно остается непростым и, возможно, завязать конструктивный и устойчивый внутриливийский диалог будет непросто. Но, тем не менее, берлинский процесс дал хорошие шансы, в том числе для политического решения конфликта. И здесь из всей череды западных оценок я бы согласился с заявлением министра иностранных дел Италии Луиджи Ди Майо. “Берлинская конференция достигла результатов, для которых она созывалась, – написал он в Facebook. – Не все проблемы были решены, но был сделан шаг вперед, которого мы ждали”.

То, что “пушки молчат”, а переговоры идут – уже является огромным прорывом. А западным критикам Берлинской конференции можно сказать: да, ситуация сложная, но ваши страны сами к ней привели. И что же теперь – сидеть, сложа руки? Вспомним, что еще несколько лет назад ситуация в Сирии казалась безнадежной. И как все изменилось после того, как в решение проблемы включилась Россия!

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKShare on Google+Pin on Pinterest

Комментарии закрыты