Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам переговоров с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу

Уважаемый господин Министр,

Дорогой друг,

Дамы и господа,

Хотел бы ещё раз поблагодарить наших турецких друзей, хозяев за гостеприимство, за полезную встречу. Это уже третья встреча на уровне министров в текущем году. До этого мы встречались в Анталии, потом в Москве и сегодня вот в Анкаре.

Отношения между нашими странами переживают период зрелого партнёрства. Они основываются на прагматизме, на уважении и учёте интересов друг друга, на уважении принципа добрососедства. Тон нашим отношениям задают президенты. Они регулярно общаются. В силу пандемийных ограничений это общение сейчас проходит в форме телефонных разговоров. Только в текущем году они девять раз общались по самым разным, конкретным животрепещущим темам двусторонних отношений и международной политики.

Мы сегодня обсудили график предстоящих контактов на разных уровнях между правительствами наших стран и в других форматах. Говорили о том, как идёт подготовка очередной встречи на высшем уровне в рамках девятого заседания Совета сотрудничества высшего уровня. Обсудили развитие дел в торгово-экономической и в инвестиционной сфере. Товарооборот в первом квартале текущего года удвоился и достиг почти 14 миллиардов долларов. У нас хорошие перспективы перехода на применение национальных валют для взаимных расчётов. Процесс находится в продвинутой стадии. Мы так же обсуждаем использование в Турции российской платёжной карты «Мир», что позволит восстановить туристические потоки до пандемийного уровня. Рекорд был почти семь миллионов туристов. В 2021 г. эта цифра составила 4 миллиона. Она продолжает увеличиваться.

Традиционно приоритетное внимание уделяем сотрудничеству в сфере энергетики. По плану идёт строительство первой турецкой атомной электростанции «Аккую», развивается взаимодействие по использованию газопровода «Турецкий поток». Все эти действия реализуются в соответствии с договорённостью президентов и идут по графику.

Из международных тем говорили по Украине. В очередной раз привлекли внимание проблемам, годами возникавшими прямо на наших границах, создавались угрозы нашей безопасности внешними игроками, причём расположенными далеко от этого региона. Рассказали о ходе специальной военной операции, которая развивается по плану и достигает поставленных задач, уделяя особое внимание минимизации какого-либо ущерба для гражданского населения и для военнослужащих вооружённых сил Российской Федерации, Донецкой и Луганской народных республик.

Много внимания мы уделили проблеме вывоза украинского зерна, которую наши западные коллеги, да и сами украинцы пытаются внести в разряд вселенской катастрофы. Доля украинского зерна, о котором идёт речь, меньше одного процента от общемирового производства пшеницы и других злаковых. Какого-либо отношения к продовольственному кризису нынешняя ситуация с украинским зерном не имеет. Об этом подробнейшим образом говорил Президент В.В.Путин 3 июня с.г. в специальном интервью. Все факты там были изложены и всеми были услышаны (конечно, теми, кто хочет слушать). Ценим усилия наших турецких друзей, которые ищут пути разблокировать ситуацию, вывести зерно из украинских портов, и дать выйти из этих портов иностранным судам (их там несколько десятков), используемых по большому счёту в качестве заложников. Полностью понимаем такую заинтересованность. Напомнили сегодня, что уже больше месяца наши военно-морские силы, Черноморский флот, объявляет гуманитарные коридоры от территориальных вод Украины до пролива Босфор, которые могут использоваться всеми судами, желающими выйти оттуда и направиться в порты постоянной приписки или в порты разгрузки. До недавнего времени украинские власти, включая Президента В.А.Зеленского, публично отвергали свою готовность разминировать эти территориальные воды, чтобы начать этот процесс. Буквально пару дней назад я слышал, как В.А.Зеленский заявил, что, мол, дайте им противокорабельное вооружение, и они всё сами решат. Понятна «адекватность» такого заявления. Теперь, как нам турецкие друзья говорят, украинская сторона готова либо разминировать, либо обеспечить проход через минные поля. Будем надеяться, что эта проблема решится. Наши военные в контакте с турецкими друзьями обсуждают детали этих процессов, инициатив. С нашей стороны никаких препятствий для того, чтобы эту проблему – проблемку, на самом деле она маленькая – решить, никогда не было. Если «созрела» киевская власть, будем только рады сотрудничать. Ещё раз благодарю наших турецких друзей за их внимание к этой проблеме, которую наши западные коллеги явно пытаются сохранить в качестве постоянного раздражителя. Чем скорее мы её решим, тем лучше будет для всех.

Говорили мы и о других международных вопросах, включая процесс сирийского урегулирования, где мы вместе с Турцией и Ираном работаем активно в Астанинском формате, готовим очередную международную встречу по Сирии в рамках «тройки», сирийских сторон, а также наблюдателей. Она запланирована в Нур-Султане в июле нынешнего года. Обменялись мнениями об итогах очередного раунда заседания Редакционной комиссии Конституционного комитета, которое неделю назад закончилось в Женеве.

Договорились о том, как дальше работать на Южном Кавказе. По инициативе Турции был создан формат «3+3»: три южнокавказские страны и их соседи – Турция, Россия и Иран. Провели уже первую встречу в Москве. Грузинские коллеги не смогли участвовать. Подчёркиваем, что будем им всегда рады. Очередная встреча готовится. Я рассчитываю, что в самое ближайшее время сможем объявить о её проведении.

Обсудили ближневосточное урегулирование. Это самая длительная и нерешаемая проблема на повестке дня международного сообщества. Едины в необходимости активизировать международные усилия по созданию условий для возобновления прямых переговоров между палестинцами и израильтянами. Для этого нужно преодолеть барьеры, которые искусственно выстраиваются на этом пути в интересах «увековечения» нынешнего «статус-кво». Это ничем хорошим не обернётся для региона.

Ливийское урегулирование. Здесь тоже у нас тесное взаимодействие. Как сказал М.Чавушоглу, у нас не совпадают позиции по многим вопросам на сто процентов, даже иногда в меньшей степени. Но по каждому из этих вопросов у нас доверительный, товарищеский диалог, взаимоуважительное обсуждение, обмен мнениями. Даже там, где у нас есть расхождение в позициях, мы неизменно на взаимной основе относимся к позиции друг друга с полным уважением. В этом (я считаю) ключ ко всем достижениям в развитии двусторонних связей, которые мы сегодня наблюдаем и идущим на пользу нашим народам.

В заключение хочу подчеркнуть, что мы отметили необходимость продолжения нашего общего ответственного подхода к обеспечению безопасности в Чёрном море, в русле конвенции Монтрё 1936 года, что способствует поддержанию здесь стабильной обстановки. Ценим вклад Турции в достижении такого результата. Говорили и о деятельности Организации черноморского экономического сотрудничества, которая в этом году отмечает своё тридцатилетие. У нас общая заинтересованность в том, чтобы она работала продуктивно без искусственной политизации.

Ещё раз спасибо за гостеприимство и за совместную работу.

Вопрос (перевод с турецкого): Вы только что говорили о вопросе вывоза зерна. Чего вы достигли в ходе переговоров? Какая будет координация? Есть ли «календарь» для четырехсторонней встречи? Состоится ли встреча В.В.Путина и В.А.Зеленского при посредничестве Р.Т.Эрдогана, чтобы остановить «войну»?

С.В.Лавров: Я уже комментировал это. Мы свою часть работы, которую предстоит выполнить, объявляем. Готовы обеспечивать безопасность судов в порте разгрузки. До недавнего времени украинские власти публично отвергали свою готовность разминировать и обеспечивать безопасность судов, которые покидают украинские порты и идут к проливам. Готовы делать это в сотрудничестве с нашими турецкими коллегами. Можно взять цитаты из последних выступлений В.А.Зеленского, когда он категорически отказывался от решения проблемы заминированных портов. Если сейчас они изменили своё отношение, то с нашей стороны каких-либо сложностей не возникает. Посмотрим, как будут предварительные договоренности, которые мы обсуждали вчера и сегодня, воплощаться в практические дела.

Про дополнительные встречи в Стамбуле. Мы к таким встречам готовы. Ценим заинтересованность ООН в том, чтобы каким-то образом подключаться, обозначить свое присутствие. Но, откровенно говоря, кроме какого-то символизма, это ничего не добавит. Для решения этой проблемы нужно единственное: чтобы украинцы «отпустили» суда из своих портов путем либо разминирования, либо определения безопасных коридоров. Больше ничего не требуется. Что касается встречи между В.А.Зеленским и Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, то мы все это многократно объясняли. В.А.Зеленский хочет встречи ради встречи, у него «семь пятниц на неделе». Он уже неоднократно заявлял, что будут разговаривать, переговоры возобновят, только если русские уберут свои контингенты на линию 24 февраля с.г. Это абсолютно несерьезный подход, к тому же абсолютно противоречащий тем инициативам, которые сама украинская делегация выдвигала 29 марта с.г. здесь в Стамбуле. Поэтому таких метаний мы наблюдаем ежедневно несколько раз. Исходим из того, что сначала нужно, чтобы переговорные команды возобновили работу. Мяч на стороне украинцев уже почти два месяца, с середины апреля с.г. Перед этим они изменили свои же собственные подходы, изложенные в Стамбуле, которые мы были готовы принять за основу. Они тут же от них отказались через день-другой. Но тем не менее контакты были продолжены. Наше видение очередного варианта проекта договоренностей было передано им в середине апреля. С тех пор никаких обратных реакций мы не получали. Вот собственное говоря, и все.

Цели проводимой военной операции всем хорошо известны, они были объявлены и будут достигнуты.

Вопрос: За последнее время создается ощущение, что риторика Киева начинает раздражать некоторых партнеров. Украинские официальные лица в некоторых ситуациях требуют от других стран невозможного. Если не исполняются их желания, то тогда начинают вести себя грубо и даже оскорбляют коллег. Как можно назвать такую дипломатию, если это вообще можно назвать дипломатией? Когда Вы взаимодействуете с вашими коллегами, ощущается ли некая разочарованность или усталость от подобных вещей?

С.В.Лавров: Я уже комментировал подобные высказывания и поведение. Меня тоже иногда упрекают, что я несильно выбираю выражения. Но одно дело «сильные» выражения, а другое дело – смысл произносимого. Смысл произносимого многими украинскими послами – хамский. Вплоть до характеристик, которые они берут на себя смелость давать главам государств и правительств стран, в которых они работают. Считаю это неприемлемым. Мы коротко касались сегодня этой темы. У нас есть общее понимание, что лучше разговаривать прилично.

Вопрос (перевод с турецкого): На прошлой неделе вы отметили, что завершился восьмой раунд Конституционного комитета относительно сирийской проблематики. На следующей неделе в Нур-Султане продолжится встреча в рамках «Астанинского процесса». Последнее время на севере Сирии участились нападения на нашу страну и территорию. В связи с последними развитиями событий как Вы можете оценить эту ситуацию?

С.В.Лавров (добавляет после М.Чавушоглу): Действительно тесно сотрудничаем с нашими турецкими друзьями по сирийскому урегулированию. Неоднократно на встречах президентов Р.Эрдогана и В.В.Путина заключались конкретные договорённости, в том числе меморандум 2019 года, о котором упомянул сейчас М.Чавушоглу. Существовал еще меморандум, касавшийся необходимости решить проблему террористов в Идлибской зоне деэскалации. И в том, и в другом случае медленно осуществляются договорённости, заключенные в этих важных документах. Цели, которые в них поставлены, мы разделяем.

Прекрасно понимаем озабоченности наших друзей в отношении угроз, которые создаются на их границах внешними силами, в том числе за счёт подпитывания сепаратистских настроений на контролируемых незаконно находящимися в Сирии американскими подразделениями. Честно об этом говорили сегодня.

Разделяем эту озабоченность, потому что в отношении Российской Федерации внешние силы долгие годы создавали угрозы прямо на наших границах, как вы хорошо об этом знаете. Будем продолжать сотрудничать по сирийским делам. Не драматизируем медленный прогресс в работе Конституционного комитета. Наверное, делегация, которая называется «проправительственная», как и оппозиция, могли бы быть более конструктивно настроены. Побуждаем их к этому. Что касается общего фона, на котором эти переговоры проходят, не забывайте, что наши американские коллеги, некоторые европейцы многократно публично делали заявления, что никаких нормальных отношений, никакого облегчения санкционного бремени при «режиме Б.Асада», как они выражаются, не будет. Проблемы Сирии сейчас заключаются не столько в военно-политической, сколько в социально-экономической сфере. Многолетнее игнорирование необходимости решения этих проблем со стороны западного сообщества создаёт весьма негативные условия для того, чтобы искать договорённости в рамках сохранения территориальной целостности и суверенитета Сирийской Арабской Республики, как это записано в резолюции СБ ООН. Даже резолюции, которые принимались год назад и требовавшие от имени Совета Безопасности начать восстанавливать хотя бы элементарную инфраструктуру – здравоохранение, образование, энергоснабжение, водоснабжение – игнорируются. Сама Организация Объединённых Наций, чей Совет Безопасности такое решение принял, должна немного активнее работать в контактах с теми, кто традиционно является «донорами» учреждений, отвечающих за это направление деятельности в системе ООН. Будем продолжать наши усилия.

Подчеркну ещё раз: совершенно удушающие санкции, в виде американского «акта Цезаря» просто блокируют любые, даже элементарные проекты по сугубо гуманитарной сфере.

Вопрос: Когда Украине говорят о необходимости разминировать подходы к Николаеву и Одессе, они обычно отвечают, что опасаются, что этими путями потом воспользуется российская армия для того, чтобы напасть на Украину. Скажите, может ли Россия дать какие-то гарантии того, что мы этого делать не будем? Если да, то какие? Если нет, то почему?

С.В.Лавров: Об этом уже говорил Президент В.В.Путин, публично заявив, что мы гарантируем безопасность подобного рода маршрутов. Когда и если Украина пойдёт на разминирование и разрешит вывод кораблей из своих портов, мы не будем пользоваться этой ситуацией в интересах проводимой специальной военной операции. Это гарантии Президента России. Готовы их оформить тем или иным способом.

Вопрос: Что из украденного на Украине помимо зерна России уже удалось продать?

С.В.Лавров: У Вас всё время голова болит о том, где бы что своровать. Думаете, что все так поступают? Мы занимаемся реализацией целей, которые были объявлены публично: избавить восток Украины от давления неонацистского режима. Сегодня объяснили, что зерно может свободно транспортироваться в пункты назначения. Со стороны России никаких препятствий нет. Для этого нужно, чтобы В.А.Зеленский дал команду, если он ещё чем-то там командует, чтобы разрешили иностранным и украинским судам выйти в Чёрное море.

Комментарии закрыты