«Что стоит за спорами вокруг проекта газопровода «Северный поток-2»?» — статья Елены Строковой

Дискуссия вокруг проекта газопровода «Северный поток-2» носит не столько технологический, сколько политический характер. Не желая усиления позиции «Газпрома» в Европе, против реализации проекта выступают в Прибалтике и Польше. При этом за отказ участвовать в проекте, в частности, Литва претендует на финансовую компенсацию со стороны США.

По понятным причинам Украина выступает также против «Северного потока–2», поскольку введение проекта в строй для Украины означает потерю возможностей, которые она имела, будучи транзитной страной. Выступая против транзита газа из России по новой ветке, Украина также рассчитывает как на политические, так и на экономические дивиденды. Хотя ни для кого не секрет, что именно многократные нарушения обязательств по транзиту со стороны Украины стали одним из существенных аргументов поиска альтернативных путей транзита газа.

Швеция против проекта «Северный поток–2» выдвинула два аргумента. Первый аргумент – угроза военно-политическим интересам королевства. Данную преграду удалось снять усилиями дипломатической миссии России в Швеции. Второй аргумент – это требование просчитать и заложить в проект уже на стадии проектирования финансовые затраты, предназначенные на демонтаж труб по окончании проекта. По мнению представителей местных властей, потребуются существенные затраты на восстановление экологического баланса после демонтажа труб по окончании проекта.

Но и это не самое главное. Проблема в том, что министры энергетики стран-членов Евросоюза поставили вопрос о необходимости создания специальной юридической базы для будущего газопровода, что, собственно, и подтверждает политическую ангажированность и двойные стандарты. И это при том, что проект не заменяет другие маршруты, а лишь предлагает еще один вариант поставок. То есть перспектива конкуренции, прежде всего, для Соединенных Штатов – достаточная причина, чтобы чинить проекту всевозможные препоны и преграды. А участие в проекте пяти европейских компаний – англо-голландской Shell, австрийской OMV, французской ENGIE и немецких Uniper и Wintershall – показатель того, что США стремятся и Европе показать, кто должен быть первым на европейском энергетическом рынке.

А пока Федеральное сетевое агентство Германии не включило в перспективный план 5 проектов, связанных с «Северным потоком–2», как ненадежные, хотя и с оговоркой, что в случае получения разрешения на строительство газопровода они могут быть возвращены в план развития газовых сетей.

Комментарии закрыты